Требуется ли согласие переводчика на аудиозапись устного перевода?

Требуется ли согласие переводчика на аудиозапись устного перевода?

/sites/default/files/r.v._alymov._trebuetsya_li_soglasie_perevodchika_na_zapis_perevoda_2.pdf

Роман Алымов, info@alymov.pro

В статье описывается, как действующее российское законодательство регулирует вопросы авторских и смежных прав при устном переводе, в частности, когда необходимо получать у переводчика согласие на осуществление и использование аудио- и видеозаписи перевода, а когда нет.

Вопрос о необходимости получения согласия переводчика на осуществление аудиозаписи перевода ее использование весьма актуален в переводческой практике, однако он совершенно не проработан юридической наукой. Ситуация осложняется еще и тем, что устный перевод — как сфера человеческой деятельности — с огромным трудом вписывается в прокрустово ложе правовых норм об интеллектуальной собственности. И международные конвенции, и российское законодательство об интеллектуальной собственности мало приспособлены для правового регулирования устного перевода и совершенно не учитывают его специфику. Но другого регулирования нет, и в случае правоприменительной необходимости будут использованы те нормы закона, которые есть.

При написании статьи учитывалось действующее российское законодательство с учетом международных соглашений Российской Федерации по состоянию на август 2013 года.

 

КТО ЕСТЬ КТО

Начнем с того, что определим юридические статусы участников процесса устного перевода. Всегда имеется минимум два лица:

  • тот, кто выступает с речью (исполнитель произведения, далее — просто «исполнитель»);
  • переводчик (последовательный или синхронный перевод — не имеет значения).

Также могут иметься фигуры, имеющие следующие юридические статусы:

  • автор речи, если речь (доклад, лекцию и т.п.) готовил один человек, а выступает другой;
  • организатор мероприятия, если мероприятие организовано специально и носит публичный характер (об этом далее). На нём также лежит обязанность получить согласие автора текста речи на ее публичное исполнение и соответствующая ответственность за неисполнение данной обязанности ;
  • изготовитель фонограммы — тот, кто взял на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения (ст. 1322 Гражданского кодекса РФ) — как правило, это организатор мероприятия, но может быть и иное лицо.

 

ЧТО ЕСТЬ ЧТО

Теперь определимся с объектами правовой охраны.

Авторские права (ст. 1255 ГК РФ) — это права на произведения, в нашем случае, права на тексты выступлений.

Смежные права (ст. 1303 ГК РФ) — это права на результаты исполнительской деятельности, т.е. права на конкретное исполнение конкретного произведения конкретным исполнителем .

 

Текст выступления

Текст выступления — это произведение (т.е. объект авторского права) в смысле статей 1225, 1257 ГК РФ. Следует помнить, что охраняемым произведением является не всякое произведение, а только созданное творческим трудом. Подробнее мы разберем этот вопрос дальше по тексту статьи, а пока все тексты выступлений будем считать охраняемыми.

Права на текст выступления принадлежат его автору — тому, кто этот текст написал. Если выступающий не сам готовил текст, и этот текст охраняется авторским правом, то он обязан получить предварительное согласие автора текста.

Само выступление

 

Само выступление — это публичное исполнение произведения (пп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ), то есть объект смежных прав, существующий только тогда, когда оригинальное произведение (то есть речь) носит творческий характер. В выступлении также должен иметься элемент творческого труда — труда артиста-исполнителя, тем или иным образом, участвующего в исполнении произведения (ст. 1322 ГК РФ).

Имеется ли в самом выступлении (процессе говорения) переводчика творческий труд? По моему убеждению — нет, творчество переводчика ограничивается процессом перевода. На этапе озвучивания переведенного текста уже нет творческого элемента (труда артиста-исполнителя) даже в тех случаях. Иными словами, если в самом переводе творческий труд может быть (а может и не быть, см. далее), то в озвучивании перевода творческого труда нет никогда.

Если кто-либо из читателей придерживается иной точки зрения, приглашаю представить свою аргументацию.

 

Перевод

Устный перевод устного выступления предполагает (1) использование произведения (текста) путем его перевода (разновидность переработки произведения, см. пп. 9 п. 2 ст.1270 ГК РФ) с последующим (2) публичным исполнением переведенного произведения (пп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК).

Переводчик, таким образом, обладает авторскими правами на текст перевода, ибо перевод практически всегда требует творческого элемента. Любое использование текста перевода, в том числе использование аудиозаписи этого текста может осуществляться только с явно выраженного согласия переводчика. Использование перевода без согласия переводчика (в том числе при его молчании) является незаконным и может повлечь привлечение к ответственности (см. далее по тексту статьи.

 

Запись

Аудиозапись выступления предполагает создание новых экземпляров произведения (звуковых файлов или материальных носителей с аналоговой записью), которое считается использованием произведения путем его воспроизведения  (пп. 1 п. 2 ст. 1270 ГК РФ). Запись выступления переводчика, соответственно, считается воспроизведением переведенного произведения. Следовательно, согласие переводчика на аудиозапись перевода необходимо получать всегда, кроме тех случаев, когда процесс перевода не носит творческий характер (об этом см. далее).

Использование перевода означает также и использование оригинального произведения — текста выступления докладчика (ч. 2 ст. 11ter Бернской конвенции ). Таким образом, согласие на запись всегда необходимо получать и у автора текста выступления тоже.

 

Фонограмма

Правами на фонограмму (конкретную аудиозапись исполнения) обладает изготовитель фонограммы — лицо, которое взяло на себя инициативу или ответственность за запись исполнения (ст. 1322 ГК). Переводчик не обладает правами на фонограмму, если только он сам не организовывал запись, т.е. не включил свой диктофон.

 

Стенограмма

Стенограмма — записанный текст выступления, а стенографирование — создание его экземпляра, то есть его использование путем воспроизведения. Соответственно, на стенографирование выступления необходимо получить согласие автора, а н стенографирование перевода — согласие автора и переводчика.

С учетом того, что стенограмма является отображенным посредством стенографиста результатом творческого труда переводчика, он, как автор переводного текста, вправе вносить в стенограмму уточняющие коррективы и правки для исправления искажений, возникших в процессе изготовления стенограммы.

 

СОГЛАСИЕ НА АУДИОЗАПИСЬ — НУЖНО!

Итак, в общем случае согласие на запись обязательно должно быть получено как от автора текста (выступающего), так и от переводчика.

Приведём конкретный пример.

Крупная организация с разветвленной филиальной сетью проводит для своих сотрудников обучающие семинары, для чего приглашает иноязычных преподавателей и переводчика. Или русскоязычный преподаватель чему-то обучает иностранных сотрудников организации. Организация большая, филиалов много, и проводить занятия в каждом филиале организационно сложно и финансово накладно. Поэтому организация записывает на аудио или видео одно из выступлений и рассылает его по филиалам вместо лектора.

Если согласие на запись в обучающих целях было получено у переводчика, то дальнейшее использование этой записи для обучения персонала будет правомерным.

Однако в этом примере организация сможет использовать запись иным образом, например, продать права на использование записи третьим лицам, только в том случае, если такие другие виды использования будут охвачены согласием переводчика.

В юридическом смысле согласие на использование аудиозаписи может быть оформлено как договор об отчуждении исключительного права на записанный перевод («продажа авторских прав на перевод») или как лицензионный договор на использование перевода.

Оба этих варианта предполагают получение переводчиком дополнительной оплаты за сам факт передачи прав — что реально практикуется в международных и иностранных организациях, но, насколько известно автору статьи, не встречается в России.

Следует отметить, что то, как технически делается запись (запись голоса переводчика для аудитории или запись внутри кабинки синхронистов), не имеет юридического значения.

 

ОХРАНОСПОСОБНОСТЬ ТЕКСТА РЕЧИ

Как уже было отмечено, охраняется текст не каждой произнесенной речи, а только той, которая является объектом авторского права, то есть при создании (подготовке) которой был применен творческий труд. Есть творческий труд — произведение охраняется. Нет творческого труда (например, перевод автоматически сгенерированных статистических данных) — текст не охраняется. Есть творческий труд — текст охраняется.

Возникает резонный вопрос: как же определить, есть творческий труд или нет?

Однозначной методики нет. Критериями наличия творчества принято считать новизну и оригинальность созданного произведения, однако их отсутствие само по себе не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права . Можно творческим трудом создать неновое и неоригинальное произведение.

Наличие творческого характера презюмируется: пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности рассматриваются как созданными творческим трудом.

Следует помнить, что в любом случае не являются объектами авторского права сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер, в частности: сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и т.п. (пп. 4 п. 6 ст. 1259 ГК РФ). Поэтому под охрану авторским правом не попадают годовой отчет компании, информационная сводка, прогноз погоды и дипломатическая нота.

 

СВОБОДНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

По общему правилу, использование объектов исключительных прав возможно только с согласия правообладателей (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). Однако есть ещё случаи так называемого свободного использования — когда согласие правообладателя на использование произведения не требуется. Из всех таких случаев для устного перевода актуален, пожалуй, только случай воспроизведения публично произнесенных политических речей, обращений, докладов и других аналогичных произведений в прессе, сообщении в эфир или по кабелю (пп. 4 п. 1 ст. 1274 ГК РФ).

Для того, чтобы воспроизведение попадало под этот случай, необходимо его одновременное соответствие следующим критериям:

  • способ использования — воспроизведение;
  • объект использования — политическая речь, обращение, доклад или нечто аналогичное;
  • речь (или аналог) произнесена публично;
  • воспроизведение осуществляется в прессе , сообщено в эфир или по кабелю;
  • объем воспроизведения должен быть оправдан информационной целью.

Практически по каждому из этих критериев возникают вопросы. Что такое политическая речь и чем она отличается от речи неполитической? Как определить, является ли данное выступление аналогичным политической речи, обращению, докладу? Относится ли критерий политический только к речи, или обращение и доклад тоже должны быть политическими? Соответствует ли данным критериям выступление на конференции в научном институте об эффективном, но экологичном использовании ресурсов мирового океана? А выступление на фуршете после такой конференции? Сколько человек должно услышать речь, чтобы она считалась произнесенной публично?

Не на все эти вопросы возможно однозначно ответить. Наиболее обоснованным представляется позиция, что свободно воспроизводиться могут выступления на любых открытых публичных мероприятиях, то есть на таких мероприятиях, доступ на которые принципиально не ограничен и потенциально любой желающий может на них попасть. Понятно, что доступ на такие мероприятия может иметь разные объективные ограничения: предварительная регистрация, ограниченность мест в зале, возрастные цензы и т.п.

Свободное использование в соответствие со ст. 1274 ГК РФ возможно «в объеме, оправданном информационной целью». Информационная цель — это оценочная категория, поэтому определить, насколько воспроизведение было этой целью оправданно и, соответственно, правомерно, возможно только в каждом конкретном случае.

Таким образом, если переводчик переводил публично произнесенную политическую речь, обращение, доклад или другие аналогичные произведения, то их записи можно использовать без его согласия и без выплаты ему дополнительного вознаграждения, но с обязательным указанием имени переводчика и источника заимствования. В остальных случаях (когда нет соответствующего договора и ситуация не относится к случаям свободного использования) согласие переводчика на использование записи обязательно.

 

ВИДЕОЗАПИСЬ

Все то, что сказано выше про аудиозапись перевода в полной мере относится к видеозаписи с учётом того, что появляется дополнительный элемент: изображение.

Согласно ст. 152.1 ГК РФ изображение гражданина является охраняемым объектом прав. Согласно данной статье на обнародование  и на использование изображения требуется согласие тех лиц, чьи изображения оказываются запечатлены на видеозаписи. Не при всех видах использования изображение окажется обнародованным. Например, в рассмотренном примере с обучающим семинаром, если видеозапись используется только внутри компании обнародование не происходит, потому что запись не становится доступной для всеобщего доступа. На осуществление видеозаписи согласие не требуется. Иными словами: нельзя запретить видеосъемку, но можно запретить (признать незаконным) использование видеозаписи.

Следует, однако, помнить, что в следующих случаях согласие на обнародование и использование видеозаписи не требуется: (ст. 152.1 ГК):

  • изображение используется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • съемка на публичном мероприятии (если только такое изображение не является основным объектом использования);
  • гражданин позировал за плату.

Согласие на использование изображения не зависит от необходимости получать согласие на аудиозапись перевода, оно обязательно даже в тех случаях, когда согласие на аудиозапись не требуется.

Таким образом, для обеспечения юридической чистоты использования видеозаписи мероприятия целесообразно брать у всех выступающих согласие на обнародование и использование их изображений.

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИ ОТСУТСТВИИ СОГЛАСИЯ ПЕРЕВОДЧИКА НА ЗАПИСЬ

Запись перевода без согласия переводчика и использование этой записи, если ситуация не относится к вышеописанным случаям свободного использования, является нарушением авторских прав переводчика. Ответственность бывает следующих видов:

  • принудительная ликвидация юридического лица (прекращение деятельности индивидуальных предпринимателя), нарушившего права на результаты интеллектуальной деятельности. Случаи применения единичны;
  • возмещение морального вреда. На практике практически не встречается;
  • возмещение убытков, в том числе упущенной выгоды. Вполне рабочий механизм, но имеются некоторые сложности с доказыванием;
  • компенсация за нарушение интеллектуальных прав в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей или в двукратном размере стоимости экземпляров за каждый факт нарушения.
  • административная ответственность в виде штрафа в размере до 2000 рублей для граждан и до 40 000 рублей для юридических лиц.
  • уголовная ответственность. Может наступить, если размер причиненного вреда превышает 100 000 рублей.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подведём итоги.

При устном переводе переводной текст является объектом авторских прав, если текст оригинала был создан творческим трудом. В этом случае под угрозой привлечения к ответственности, в том числе уголовной, у переводчика обязательно должно быть взято согласие на аудиозапись перевода. За такое согласие переводчик вправе получить дополнительную оплату.

Исключением из этого правила является перевод на публичных мероприятиях, доступ на которые открыт для неопределенного круга лиц — в этом случае в прессе и в эфире можно без согласия переводчика воспроизводить переводной текст в объеме, оправданном информационной целью.

Переводчик имеет право корректировать стенограмму перевода в целях исправления неточностей и искажений.

Если производится видеозапись, то для ее законного обнародования и использования требуется согласие переводчика на использование его изображения независимо от согласия на аудиозапись перевода.
 

Роман Алымов
info@alymov.pro