Мэри Кэй против акцизной таможни

Еще одно дело о контроле над иностранными компаниями – Мэри Кэй против акцизной таможни (Постановление коллегии ВС по экономическим спорам №305-ЭС14-1441 от 16.12.2014 г.). Сам спор касается размера таможенной стоимости, но в нем есть интересный вывод суда о «косвенном контроле» обладателя прав на товарный знак над фактическим поставщиком.

Российская Мэри Кэй купила у гонконгской фирмы бижутерию. На бижутерии – товарный знак, правообладатель – американская Мэри Кэй Инк. Между российской и американской мэрикэями – лицензионное соглашение на товарный знак. С гонконгским поставщиком лицензионного соглашения нет.
С проданных в РФ товаров роялти уплачиваются американской Мэри Кэй, а не в Гонконг.

Значит, решил суд, американская Мэри Кэй осуществляет косвенный контроль над гонконгским поставщиком, а оплата роялти является условием поставки.

Что такое косвенный контроль, в чем он выражается, каковы его пределы, механизмы, критерии наличия – ничего об этом суд не написал. Если правообладатель не является поставщиком, значит, правообладатель контролирует поставщика.

Вывод прекрасен простотой в доказывании.
Возьмем типовую схему с роялти. Все тоже самое, как у Мэри Кэй, только вместо американского правообладателя связка Кипр + оффшорка. Есть оффшорный правообладатель, есть товарный знак, есть российский покупатель, есть роялти правообладателю, и есть еще поставщик. Все доказано: оффшорный правообладатель контролирует поставщика.

А если еще доказать, что российский покупатель контролирует правообладателя – дофантазируйте сами.

Так когда-то безопасные схемы превращаются – как бы не задним числом – в букеты статей разных кодексов РФ.

Букеты совсем не 8-мартовские. Кстати, всех причастных – с праздником!

Постановление коллегии ВС по экономическим спорам №305-ЭС14-1441 от 16.12.2014 г.