Компенсация за нарушение авторских прав одна для всех соавторов

Президиум Высшего арбитражного суда 15 апреля поддержал решения судов трех предыдущих инстанций и принял прецедентное решение по спору между Российским авторским обществом (РАО) и госучреждением «Ледовый дворец» (г. Саранск)

Компенсация за нарушение авторских прав одна для всех соавторов

Финам /sites/default/files/roman_alymov._finam._kompensaciya_za_narushenie_avtorskih_prav_odna_dlya_vseh_soavtorov.pdf

Президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) 15 апреля поддержал решения судов трех предыдущих инстанций и принял прецедентное решение по спору между Российским авторским обществом (РАО) и госучреждением «Ледовый дворец» (г. Саранск).

Теперь за нарушение авторских прав всем соавторам музыкальных произведений полагается только одна компенсация. Прежде суды часто взыскивали компенсацию каждому соавтору в отдельности. Это должно существенно ограничить сборы РАО в будущем.

Суть спора была в следующем. Когда в общественном месте или на публичном мероприятии играет музыка, на исполнение которой нет специального согласия авторов произведения или Российского авторского общества как их представителя, такое исполнение будет считаться нарушением авторских прав. В таких случаях РАО имеет право обратиться в суд и потребовать с организаторов мероприятия или владельцев объекта денежную компенсацию в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей за каждый случай нарушения права. По поводу величины взыскания практика устоялась: в делах с участием Российского авторского общества сумма обычно составляет 10-15 тысяч рублей. Она вопросов не вызывает. Сложности и противоречия были с подсчетом количества нарушений в случае, когда у песни несколько соавторов: например, слова написал один человек, а музыку - другой.
 
В судебной практике сложилось два подхода в решении подобных сложностей.
 
Согласно первому (на нем всегда настаивало РАО), полный размер компенсации должен взыскиваться в пользу каждого соавтора. К примеру, если соавторов трое, то суд взыскивал по 10 тысяч в пользу каждого, итого — 30 тысяч рублей.
 
Второй подход предполагает, что одна незаконно проигранная песня - это одно нарушение, независимо от того, сколько человек создавало эту песню. Даже если у песни 5 соавторов, компенсация взыскивается одна - 10 тысяч на всех.
 
Второй подход более справедливый. Во-первых, он точнее соответствует букве закона: одно нарушение - одно наказание. Во-вторых, это особенно отметил Суд по интеллектуальным правам, когда рассматривал дело Ледового дворца в кассационном порядке, авторское право нескольких соавторов сходно с долевой собственностью на недвижимость. Оно едино и не зависит от численности авторского коллектива. В-третьих, несправедливо, если компенсация за одну песню оказывается в несколько раз больше, чем за другую, только потому, что ее написал не один, а несколько человек.
 
Решение Высшего арбитражного суда может иметь ощутимые последствия для бизнеса. Прежде всего, это возможный пересмотр практически всех судебных решений по спорам с РАО, в которых компенсация умножалась на количество соавторов. Такое будет возможно, если в решении ВАС (его окончательный текст еще не опубликован) будет специальная оговорка о возможности такого пересмотра. Речь идет о сотнях судебных дел.
 
Второе последствие - это уменьшение сумм, которые РАО взыскивает с нарушителей (в основном, это кафе и рестораны): компенсация не умножается на количество соавторов, поэтому итоговые суммы будут меньше. Например, в деле Ледового дворца сумма была уменьшена с 285 до 75 тысяч рублей.
 
Раньше суммы исков, как правило, не превышали 300-500 тысяч рублей. Теперь трудозатраты агентов Российского авторского общества (это независимые подрядчики, работающие за долю от доходов) заметно возрастут, потому что придется проделывать больше работы и фиксировать исполнение большего числа песен. В связи с этим, вероятно, РАО будет активнее привлекать к своей деятельности правоохранительные органы, которые не всегда досконально разбираются в ситуации и иногда пытаются привлечь к ответственности даже заведомо невиновные организации.
 
Российское авторское общество постоянно подвергается критике, и часто эта критика является обоснованной. Среди специалистов распространено мнение, что оно не справляется со своей задачей и что непрозрачность его работы позволяет скрывать злоупотребления с собранными средствами. Согласно отчету за 2012 год (за 2013 год отчет еще не опубликован), РАО собрало практически 3,5 млрд. рублей, из которых авторам было выплачено только 1,9 млрд. Известно несколько случаев, когда известные музыканты подавали на РАО в суд за недоплаченным вознаграждением, но после возбуждения дела отказывались от иска. Видимо, их финансовые требования погашались до суда.
 
Претензии были и у налоговой службы: она посчитала, что деньги, которая РАО собрало, но авторам не выплатило, через три года становятся его собственностью и подлежат налогообложению. В итоге РАО суд выиграло, но процесс сильно повредил деловой репутации и поставил вопрос о способности общества быть единственной организацией, выступающей от имени авторов.
 
Сложившаяся ситуация может быть решена разными путями.
 
Первый путь - это обеспечение полной финансовой прозрачности РАО, даже в ущерб налоговой тайне авторов. Потребуется организовать деятельность так, чтобы было понятно, где и сколько раз какое произведение исполнялось, какому автору какое вознаграждение полагается. И чтобы все эти сведения были общедоступными или как минимум подлежали обязательному аудиту.
 
Второй путь - создание конкуренции РАО. Для этого надо запретить ему действовать от имени тех авторов, которые не заключали с РАО договор. Это уравняет данное общество с другими организациями, которые защищают права музыкантов, и создаст условия для здорового экономического соперничества.
 
Между прочим, изменить закон именно таким образом было одной из обязанностей, которые взяла на себя Российская Федерация при вступлении во Всемирную торговую организацию. Но контрольный срок 1 января 2013 года прошел, обязанность не выполнена, а деятельность РАО создает для России опасность международных санкций.