Блокирование доступа к корпоративной информации

Блокирование доступа к корпоративной информации

Скачать в формате .pdf

Комментарии к Информационному письму Президиума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»

Акционеры акционерных обществ и участники обществ с ограниченной ответвенностью вправе потребовать предоставления им информации о деятельности обществ и внутрикорпоративных документов. В статье анализируется информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 18.01.2011 N 144 на предмет того, как его положения могут использоваться в ходе корпоративного конфликта стороной, контролирующей общество, чтобы ограничить доступ другой стороны к информации и документам общества.

В целом мы положительно оцениваем информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 N 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» (далее – «Информационное письмо») и полагаем, что эффект, который оно окажет на защиту прав и законных интересов участников хозяйственных обществ (далее – «участников»), должен быть скорее положительным, чем отрицательным. Более того, по нашему мнению, оно может сыграть важную роль в движении на пути к достижению высоких этических принципов и идеалов, сформулированных в Кодексе корпоративного поведения1.

Оценка значения и угол рассмотрения информационного письма

Прежде всего, мы хотели бы отметить п. 4 Информационного письма, согласно которому участник, запрашивая протоколы общих собраний за определенный период, может не указывать их даты и номер. Это положение больше не позволит отказывать в предоставлении информации на основании того, что «в запросе не конкретизированы запрашиваемые сведения». ВАС РФ прямо указывает, что «требование о представлении протоколов общих собраний участников за определенный период не обязательно предполагает указание точных дат составления протокола и их номеров, которые участник может не знать». Правда остается непонятным, в каких случаях указание точных дат и номеров протоколов общих собраний все-таки предполагается обязательным. Также ВАС РФ умолчал об указании точных дат и номеров протоколов заседаний совета директоров, правления и ревизионной комиссии при их запросе за определенный период, хотя этот вопрос является не менее актуальным и соответствующая положительная практика имеется2.

Пункт 5 Информационного письма, подтверждающий право участника общества требовать предоставления документов и информации за тот период деятельности общества, в течение которого он не являлся участником общества, также следует оценить положительно, хотя бы оспорить сделки за тот период такой участник и не сможет3.

Однако в настоящей статье Информационное письмо рассматривается исключительно с других позиций – как оно ограничивает права участников хозяйственных обществ на получение информации и позволяет недобросовестным компаниям не предоставлять своим участникам информацию и документы. Речь пойдет о некоторых заложенных в Информационном письме правовых конструкциях, которые при определенных условиях могут позволить недобросовестным обществам ограничивать права своих участников на получение информации.

Очевидно, что далеко не во всех ситуациях описываемые методы могут быть эффективны: в некоторых ситуациях их применение может быть слишком рискованным для общества, в некоторых – нецелесообразным.

Мы выражаем надежду, что приводимые в нашей статье способы злоупотребления будут квалифицированы судебной практикой как неправомерные и нарушающие права и законные интересы участников хозяйственных обществ.

Ответственность за непредоставление информации и документов

Еще одно предварительное замечание. Ответственность за непредоставление документов и информации установлена ст. 15.19 и 15.23.1 КоАП РФ. При этом ст. 15.19 КоАП РФ не применима к обществам с ограниченной ответственностью, поскольку последние не являются ни эмитентами, ни иными субъектами данного правонарушения4 , а ст. 15.23.1 предусматривает ответственность только за непредоставление информации и материалов, подлежащих предоставлению при подготовке общего собрания участников.

Таким образом, если акционерное общество, не предоставляющее, скажем так, ординарную, то есть не связанную с проведением общего собрания информацию, может быть оштрафовано в размере до 700 000 рублей, то общество с ограниченной ответственностью в аналогичной ситуации не может быть привлечено к административной ответственности вообще. Участник общества с ограниченной ответственностью вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о предоставлении документов, добиться решения в свою пользу, получить исполнительный лист, предъявить его к взысканию в службу судебных приставов и тогда после истечения срока на добровольное исполнение на общество может быть наложен исполнительский сбор в размере 5 000 рублей.

Как мы видим, общество с ограниченной ответственностью может, даже не прибегая к уловкам, о которых ниже пойдет речь, безнаказанно нарушать сроки предоставления информации.

Цель запроса

Перейдем теперь к основной теме нашей статьи. Начнем с первого пункта.

«1. … при реализации своего права на получение информации участники хозяйственных обществ не обязаны раскрывать цели и мотивы, которыми они руководствуются, требуя предоставления информации об обществе, а также иным образом обосновывать наличие интереса в получении соответствующей информации, за исключением случаев, вытекающих из закона».

Пункт 1 Информационного письма сначала подтверждает безусловность прав участников на получение информации и документов – они не обязаны раскрывать цели и мотивы и обосновывать свой интерес - но затем следует уточнение - «за исключением случаев, вытекающих из закона».

Понятно, что такую формулировку можно трактовать шире, чем обычную «случаев, предусмотренных законом». Если контролирующая общество сторона корпоративного конфликта не желает предоставлять оппонентам какие-либо документы, у нее есть возможность привести множество разнообразны оснований, когда, по мнению этой стороны, из закона вытекает, что запрос надо обосновывать, и тем самым отсрочить время исполнения запроса.

А почему вы спрашиваете?

Далее, указывается на то, что участнику может быть отказано, если он уже запрашивал и получил эту информацию (это само по себе разумно), а также если он запросил информацию и документы, «относящуюся к прошлым периодам деятельности общества и явно не представляющих ценности с точки зрения их анализа (экономического, юридического (в том числе по причине истечения сроков исковой давности) и т.д.)».

Какая информация представляет ценность для анализа, а какая нет, определить весьма затруднительно, поскольку, во-первых, степень ценности различна для разных лиц: одно считает данную информацию ценной, а другое нет, а во-вторых, до получения информации иногда сложно или даже невозможно судить о ее ценности. Можно обоснованно предположить, что споров о ценности и явности ее наличия будет множество, и под предлогом отсутствия ценности недобросовестные общества будут пытаться отказывать в самой разной информации.

Например, возможна такая правовая аргументация: допустимым может считаться отказ в предоставлении документов по совершенной более одного года назад крупной сделке, так как годичный срок исковой давности, предусмотренный ч. 2 ст. 181 ГК РФ для нее уже истек5 , а потому для юридического анализа и последующего оспаривания сделки эта информация ценности не представляет.

Отсутствием ценности для экономического анализа можно попытаться обосновать, например, отказ в предоставлении информации и документов в отношении сделок, в масштабах деятельности общества «незначительных», а потому не оказывающих существенное влияние на его финансовое состояние.

Далее в пункте 1 раскрываются возможности для отказа по основанию злоупотребления правом.

Приводится конкретный пример – запрос информации участником, который является конкурентом общества либо аффилированным лицом конкурента, а запрашиваемая информация «носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества».

Мы считаем такое ограничение некорректным, поскольку при определенных условиях любая информация, даже открытая, может причинить вред интересам общества.

Вот конкретные примеры: поданный к обществу иск, даже совершенно необоснованный, может причинить вред его репутации, а значит и коммерческим интересам. Но чтобы иск подать достаточно только открытой информации – наименования и места нахождения общества.

Освещение в средствах массовой информации факта привлечения общества к налоговой ответственности6 также может негативно сказаться на коммерческих интересах общества – потенциальные контрагенты могут счесть его ненадежным и не вступить с ним в коммерческие отношения либо разорвать существующие.

Употребленная в п. 1 Информационного письма фраза «… о наличии у участника правомерного интереса в получении информации могут свидетельствовать…» означает, что ВАС РФ различает правомерный и неправомерный интерес участника общества на получение информации. Введение понятия «правомерный интерес участника в получении информации» и приведение примеров ситуаций, когда такой интерес имеется, может привести к тому, что сложится следующая судебная практика: информация и документы могут быть предоставлены участнику общества только тогда, когда он может обосновать правомерность своего интереса одним из упомянутых в Информационном письме оснований. Если участник не приводит ни одно из упомянутых оснований, его интерес может быть расценен как неправомерный, в предоставлении информации ему можно отказать, а его действия по запросу следует рассмотреть на предмет наличия в них признаков злоупотребления правом и взыскания причиненных ими убытков.

Перечень примеров правомерного интереса носит открытый характер, он весьма широк, из него несложно выбрать подходящее основание, но мы опасаемся, что это положение – только первый шаг на пути на пути ограничения безусловности права участника на информацию о деятельности общества.

Внутренние документы общества о предоставлении информации

В пункте 3 Информационного письма, который посвящен степени регулирования регулированию уставом и внутренними документами общества порядка и объема предоставления информации, важнее всего не то, что в нем сказано, а то, что не сказано. В нем не поднимается актуальный вопрос о злоупотреблениях со стороны обществ.

В уставе или внутреннем документе - положении о порядке предоставления информации – может быть установлен неудобный или дискриминирующий для миноритарного участника порядок ознакомления с документами. Так, под ознакомление с документами обществом специально выделен кабинет № 035 по адресу места нахождения общества – плохосвещенный, неотапливаемый подвал с перебоями в электроснабжении. Можно ли нормально ознакомиться с документами в таком месте? Очевидно, нет. Однако общество будет считаться выполнившим свои обязанности, и Информационное письмо этих возможностей для злоупотребления не устранило.

Возраст запрошенных документов

Согласно п. 5 Информационного письма участник может требовать предоставления документов независимо от даты их составления, в том числе и за тот период деятельности общества, когда данное лицо еще не являлось его участником. Однако данное право ограничено уже упомянутым критерием ценности запрашиваемых документов для анализа (п. 1 Информационного письма).

Вполне логично прийти к выводу, что документы более чем трехгодичной давности участникам можно вообще не предоставлять, потому что эти документы уже «не представляют ценности для анализа», так как срок исковой давности, по мнению общества, уже истек.

Отсутствующие документы

Перейдем к пункту 8 Информационного письма, который посвящен вопросам отсутствия у общества запрошенных документов.

«8. … общество обязано сообщить участнику об отсутствии документа, а также (при наличии таких сведений) о причинах его отсутствия, месте нахождения документа и предполагаемой дате, когда он будет возвращен в общество или восстановлен (при наличии такой возможности)».

Пункт 8 позволяет не предоставлять информацию, мотивируя это тем, что запрашиваемый документ «по каким-то причинам» у общества отсутствует. В этом случае общество «при наличии у него таких сведений» должно сообщить участнику о причинах отсутствия документа, месте его нахождения и предполагаемой дате, когда он будет возвращен в общество или, опять же «при наличии такой возможности», восстановлен.

Таким образом, общество может вместо предоставления документа сообщить о его утрате, указав на ее причины, действительные или вымышленные. Существует множество убедительных причин, могущих повлечь утрату документов: от классических затопления или пожара в помещении архива и утери при переезде до бесхитростных «документ утрачен» и «в результате инвентаризации выявлено отсутствие». Документы также могут быть переданы ревизору или аудитору общества для проведения проверки или даже изъяты органами государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

В таких случаях общество может быть привлечено к административной ответственности (ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ), только если оно не ответило участнику о причинах отсутствия документа и предполагаемом сроке его восстановления. То есть, с точки зрения исполнения обязанности по предоставлению информации, предоставление документа и сообщение о причинах его утраты имеет одинаковый юридический эффект.

В определенных ситуациях обществу может быть выгоднее документы не предоставлять вообще, а на запрос ответить, что документ отсутствует, описать обстоятельства утраты документа и невозможность восстановления. А потом, спустя некоторое время, когда документ потребуется самому обществу, можно его обнаружить, зафиксировать неожиданное обнаружение соответствующим актом, и использовать. Участнику об этом сообщать не обязательно, если только он сам специально этого не потребовал.

Если документов очень много

Одиннадцатый пункт Информационного письма освещает вопрос запроса участником больших объемов документов.

«11. <…> В то же время, оценивая соблюдение обществом срока исполнения обязанности по предоставлению участнику копий запрошенных документов, следует принимать во внимание объективные возможности общества по его соблюдению, в частности в случае значительного объема документов, копирование которых необходимо произвести, а также то, что реализация права участника на информацию путем предъявления требования о предоставлении копий документов не должна приводить к приостановлению или существенному затруднению деятельности общества».

Пункт 11 Информационного письма позволяет обществу не соблюдать семидневный (для обществ с ограниченной ответственностью – трехдневный) срок предоставления документов под предлогом того, что запрошен большой объем, и их копирование и заверение приведет к существенному затруднению и даже приостановлению деятельности общества.

Это положение, само по себе весьма обоснованное, оставляет широкий простор для злоупотреблений. Например, общество может заявить, что запрошен больной объем документов, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, доступ к которым имеет только директор, его заместитель и главный бухгалтер. Директор отбыл в ежегодный оплачиваемый отпуск, заместитель – в командировку, а главный бухгалтер занят подготовкой отчетности, несдача которой может привести к причинению ущерба интересам общества. В связи с этим документы могут быть предоставлены не ранее, чем через три недели.

Где и когда

Дате и времени получения документов посвящен двенадцатый пункт Информационного письма.

«12. <…> Если участник хозяйственного общества прибыл для ознакомления с запрошенными документами и (или) получения изготовленных копий документов не в сообщенный ему обществом день либо при несообщении даты по истечении срока, указанного в его требовании либо установленного законом, то общество имеет право отказать ему в предоставлении информации, согласовав новую дату в пределах соответствующих сроков.

Пункт 12 позволяет обществу отказать в предоставлении документов, обосновав это следующим образом: общество сообщает, что в связи с запросом большого объема документов предоставить их в срок не удастся и в соответствии с п. 11 Информационного письма предлагает согласовать другую, более позднюю дату. Участник прибывает за документами в срок, когда он должен был получить документы согласно предусмотренным законом срокам, а общество сообщает ему, что он прибыл в несогласованную дату и документы не предоставляет.

Секретные документы

Вопрос ограничения получения информации, оставляющей охраняемую законом тайну, раскрывается в пятнадцатом пункте Информационного письма.

«15. <…> Если документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат иную охраняемую законом тайну (государственную, банковскую и т.п.), общество предоставляет ему выписки из таких документов, исключив из них соответствующую информацию».

Исходя из этого положения и ссылаясь на банковскую тайну7, общество может попытаться исключить из предоставляемых документов сведения о счетах, на которые перечислялись денежные средства. Возможна правовая позиция, что справку о движении по расчетному счету общество также может не предоставлять, поскольку содержащиеся в ней сведения об операциях по счету составляют банковскую тайну.

Пункт 15 также содержит ограничения на предоставление информации, содержащей персональные данные. Такая информация может быть предоставлена только «если эта информация необходима участнику для целей защиты своих прав и законных интересов, например оспаривания сделки, заключенной с этим лицом, либо обращения в суд с иском … о возмещении причиненных обществу убытков».

Исходя из необходимости защиты персональных данных физических лиц, общество может отказать в предоставлении информации на основании того, что запрос не обоснован. Тогда участнику придется подавать повторный запрос и обосновывать, какой у него имеется законный интерес в сведениях, содержащих персональные данные. Это достаточно удобный и эффективный способ получить некоторый выигрыш во времени.

Договоры

Пункт 16 прямо указывает на право участников требовать предоставления заключенных обществом гражданско-правовых договоров. Это право ограничено необходимостью соблюдения охраняемой законом тайны (см. п. 15 Информационного письма).

Информационное письмо ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» предоставляет весьма широкие возможности для того, чтобы не предоставлять информацию участникам хозяйственных обществ. При наличии положений, защищающих их корпоративные права, другие его положения могут быть использованы в противоположных целях: не только для затягивания времени предоставления информации, но и для отказа в ее предоставлении вообще.

Заключение

Описанные способы уклонения от полного и своевременного предоставления информации участникам общества в условиях корпоративного конфликта могут серьезно повлиять на исход корпоративного конфликта. Мы надеемся, что открытое обсуждение поднимаемых проблем поможет добросовестным участникам хозяйственных обществ выработать эффективные инструменты противодействия подобному недобросовестному поведению.

1. Распоряжение ФКЦБ РФ от 04.04.2002 N 421/р «О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения».

2. См., например, решение Арбитражного суда Московской области от 19.01.2011 по делу N А41-19414/10 и Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2010 N 15АП-2340/2010 по делу N А32-47652/2009.

3. См., например, Определение ВАС РФ от 07.08.2007 N 9795/07 по делу N А06-5778/2006-8, Определение ВАС РФ от 13.06.2007 N 4703/07 по делу N А43-47971/2005-1-1455, Определение ВАС РФ от 15.04.2009 N ВАС-3907/09 по делу N А76-25244/2007-24-829/90.

4. Случаи, когда общество с ограниченной ответственностью разместило облигации или иные эмиссионные ценные бумаги, т.е. стало эмитентом – лицом, которое может быть привлечено к ответственности по ст. 15.19 КоАП РФ – в настоящей статье не рассматриваются.

5. Здесь мы презюмируем, что участник знает о нарушении его прав с момента совершения сделки либо обществу удалось доказать, что участник должен был знать о нарушении его прав с этого момента.

6. Согласно пп. 7 ст. 5 федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» в отношении сведений о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений не может быть установлен режим коммерческой тайны. Согласно пп. 7 ст. 5 федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» в отношении сведений о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений не может быть установлен режим коммерческой тайны.

 

 

наверх